ПОЧЕМУ Я ВЕРЮ В БОГА?

(на основе программы Клиффа Голдстейна)

 

Я хотел бы начать с двух цитат. Это высказывания, которые представляют два совершенно различных взгляда на мир. Первое высказывание принадлежит  польской поэтессе - Виславе Шимборской. Вот строка из стихотворения, которое озаглавлено «Название не требуется». Послушайте, что она пишет: «И вот я сижу у реки, и это факт. А раз я здесь, то значит, я откуда-то пришла». Вот так вот просто. А теперь для контраста я процитирую философа Уильяма Джеймса. Послушайте, что сказал он. И имейте в виду при этом предыдущую цитату. Уильям Джеймс пишет: «Как говорил мой старый трезвомыслящий гарвардский друг Чонси Райт - за пределами чистых фактов и явлений нет ничего». Эта идея напоминает мне фразу из одной старой телепередачи: «Факты, и только факты, господа!». Два разных взгляда, два диаметрально противоположных мировоззрения.

Еще со времен античности можно считать двумя видами так называемых «мета-повествований». Первый представляет собой априорное атеистическо-материалистическое мировоззрение. Этого взгляда придерживались еще до Сократа  философы-атомисты, далее он пронизывал красной нитью  философию радикального материализма, и сегодня принял форму широко признанного «нового атеизма», представителями которого являются Ричард Доукинз, Кристофер Хитченс, Сэм Харрис и другие. Они издали ряд книг на эту тему. Я прочитал большинство из них, и рассказывал о некоторых в предыдущих выпусках. Это первый подход – атеистический, материалистический, натуралистический взгляд на мир. Второй подход, конечно же, противоположный первому – это вера в сверхъестественное Существо или существ. Сюда относится много различных воззрений, начиная от зороастризма и их бога Ахура-Мазды и заканчивая Вольтером и его деизмом. Да, вопреки популярному стереотипу, Вольтер вовсе не был атеистом, он был деистом. А также, к примеру, кальвинисты, с их верой в предопределение, и многое, многое другое. Любое из этих «мета-повествований отрицало противоположное». Если одно является верным, значит второе – неверно. В конечном итоге, Бог или боги либо существуют, либо нет. Мне кажется, здесь можно исключить различные промежуточные варианты.

В нашей сегодняшней беседе, что уже следует из самой ее темы, я буду защищать последний взгляд. Взгляд, согласно которому Бог существует. Есть один очень старый аргумент в пользу существования Бога. Впервые он был предложен Ансельмом Кентерберийским, который жил в одиннадцатом веке нашей эры. Он выразил это в очень простой форме, но есть более усложненные варианты, которые даже лучше передают эту идею, чем ее впервые выразил Ансельм. Один из таких вариантов называется онтологическим аргументом, и он звучит следующим образом. Бог – это То, величественнее Чего невозможно помыслить. Для того чтобы нечто было таковым, что помыслить что-то большее невозможно, это должно существовать. Потому что то, что существует – больше того, что не существует. Следовательно, Бог существует. Ансельм также является автором одного знаменитого изречения, которое лично для меня имеет огромное значение, потому что это был мой опыт. Это фраза: “Credo ut intelligam” – «верю чтобы понимать». Его позиция заключается в том, что аргументы в пользу существования Бога, как правило, более убедительны для того, кто уже верит. Скорее всего, на этом принципе базируется и онтологический аргумент. Его цель – не доказать существование Бога, но скорее, начать с веры,  а уже далее защитить и обосновать эту веру.

Итак, почему же я верю в Бога? Давайте еще упростим вопрос: «Почему я вообще во что-либо верю?». Почему должно быть что-то, во что можно верить? Или почему вообще должно существовать мое субъективное сознание, чтобы верить во что-либо? Интересно сформулировал этот вопрос Готфрид Вильгельм Лейбниц, философ, живший несколько веков назад. Мне очень нравится такая его широкая постановка, и я касался этого момента в предыдущих программах:  «Почему существует нечто, а не ничто?» Это довольно глобальный вопрос. Почему вообще что-то существует?

Вселенная имеет либо естественное, либо сверхъестественное происхождение. Если верно последнее, то Вселенная была создана Существом или существами, которые являются большими и первичными по отношению к ней. В противном случае, творение должно было происходить естественным путем, из самого себя. В моем понимании это приводит к сложному вопросу. Откуда это все взялось, чтобы возникнуть из самого себя? Может ли что-то сотворить само себя? Может ли что-либо создать себя, если его не было до этого? Это не выглядит правдоподобным. По крайней мере, на мой взгляд. Единственный очевидный выход – Вселенная, существовавшая вечно. Но эта концепция ведет к другому трудному парадоксу. Я уже говорил об этом, и не буду очень подробно об этом рассказывать. Но речь идет об очень старом мусульманском аргументе в пользу существования Бога. Он называется космологический аргумент «Калам». Если хотите узнать о нем более подробно, поищите это название.

Но в общих чертах, парадокс сводится к следующему. Я думаю это очень интересно, хотя, конечно же, это знание не столь критично для нашего спасения. Впрочем, это хорошая пища для размышлений. Если Вселенная существовала вечно в прошлом, то это значит, что бесконечное число мгновений должно было пройти для того, чтобы мы достигли настоящего момента. Но если мы не можем сосчитать до бесконечности даже в уме, то, как в реальности могло пройти бесконечное число мгновений? Просто задумайтесь об этом. В любом случае, какой бы ни была достоверность или слабость этого аргумента, теория Большого взрыва развенчала эти взгляды. Вселенная, которая когда-то не существовала, в какой-то момент начала существовать – основной вывод данной теории. И хотя ученые-космологи как-бы прокручивая пленку назад, теоретизируют на тему того, какими были первые секунды существования Вселенной, и не могут пока ответить на вопрос, как именно она возникла, но сам факт того, что она возникла в определенный момент времени, стал революционным с научной и метафизической точки зрения. На самом деле мысль о том, что у Вселенной было начало, для нас является привычной, она имеет древнее происхождение. Но в то время это снова стало революционной идеей.

Настолько, что она переубедила даже самых известных атеистов, таких как Энтони Флю. Ранее он принимал Вселенную, я цитирую, «как абсолютный факт». То есть считал, что она всегда существовала. Но после появления теории Большого Взрыва он уже не мог так думать. Позже, считая, что господствовавший в науке взгляд что никто или ничто не создавало Вселенную, мягко говоря, был неудовлетворительным, Флю начал верить в то, что он в своей книге назвал «Божественным Разумом».

Итак, в космологическом аргументе в пользу Творца, конечно, нет ничего нового. Однако на его стороне находится здравый смысл, а теперь еще и астрофизика. Это не алгебраическое доказательство существования Бога, и никогда таковым не было. Просто, если ничто – то, что по самому определению не существует - помещается вместо Бога в качестве творческой силы, стоящей за происхождением Вселенной, то возникает естественный вопрос о логичности всех тех, которые ищут такие объяснения, лишь бы не признавать Бога источником нашего существования. Некоторым людям просто гораздо легче заменить Бога – Основание всего сущего – на «ничто», отрицание всего сущего. Мне пришла на ум строка из стихотворения Теннисона «верить в то, что мы не можем доказать». Возможно, некоторые христиане потеряли эту способность совсем? Так или иначе, идея, что Вселенная была сотворена, и имела начало, имела серьезные последствия для Флю и многих других людей. Она натолкнула их на мысль, что значит, должен быть Создатель, с Которого все это началось.

Также существует то, что называется «телеологическим аргументом». И, несмотря на то, что, по мнению некоторых, он был развенчан еще в тысячу семьсот семьдесят девятом году, на самом деле, имея длительную историю, этот аргумент актуален и сегодня. Дэвид Юм пытался основательно разрушить телеологический аргумент, то есть аргумент на основе замысла, в своих «Диалогах о природной религии». Но, на мой взгляд, ему это не удалось. Он очень хорошо продемонстрировал ограничения данного аргумента, но что с того? А разве есть какой-либо аргумент, у которого бы их не было? Разве может аргумент на основе дедукции не иметь ограничений? Замысел – это умозаключение, но не доказательство. Если вы прочтете книгу Юма, то вы увидите, как он устами одного из участников диалога формулирует мысль о сложности замысла в природе. Я цитирую: «..такой степени сложности, которая превышает все, что человеческие чувства и способности могут проследить или объяснить» И обратите внимание, Юм написал это сотни лет назад, когда у людей еще было очень смутное представление о реальной сложности природы, по сравнению с тем, что мы имеем сегодня. Но, несмотря на то, что он признавал эту сложность всего творения, он отвергал идею о том, что за этим стоит Творец. Вместо этого, он полагал, что, я цитирую: «Материя может содержать источник порядка изначально, в самой себе… в результате несколько первичных элементов, по неизвестной внутренней причине, могут формировать самую утонченную организацию…» Вот его позиция. Он заявляет, что вовсе не Бог создал все, но материя сама в себе содержит что-то, что позволило сформироваться всему сущему. При всем уважении, на мой взгляд, этот диалог Дэвида Юма просто отодвигает аргумент назад, но не более того. Откуда у материи появилась информация и сама способность самоорганизоваться в такие сложные структуры? Легче представить, что нечто, внутренне присущее чернилам и бумаге, создало «Войну и мир» Льва Толстого, чем что углерод, вода и белки, сами по себе организовались в клетку, что уже говорить о таких высокоорганизованных органах, как, например, мозга Стивена Хокинга.

Я бы хотел сказать следующее: в вопросе происхождения всего, наука превратилась в своего рода обоюдоострый меч, который, на мой взгляд, сейчас работает против атеистической эволюции. Суть вот в чем. Несмотря на то, что вопрос о том, как случайные мутации и естественный отбор могли создать ту высокую организованность форм жизни, которую мы видим, постоянно является предметом активных дискуссий, бесспорным является сам факт сложности жизни. Обратите внимание, здесь можно уловить иронию. Чем больше сложности и организованности наука открывает в природе, тем менее правдоподобными становятся те механизмы, посредством которых, по мнению современной науки, эта организованность появилась. Чем больше мы открываем, тем менее вероятной кажутся логика и аргументы, лежащие в основе объяснения происхождения этого всего. И фактически, эта сложность природы была одним из тех факторов, которые поспособствовали обращению Энтони Флю в веру. Размышляя об этом, он как-то процитировал одного физиолога, лауреата Нобелевской премии, который сказал: «Мы выбираем веру в невозможное – в то, что жизнь возникла спонтанно по воле случая». Не будучи готовыми принять это невозможное, некоторые вместо этого постулируют невероятное: признавая, что сложность жизни делает саму возможность самоорганизации жизни в нашей Вселенной маловероятной, некоторые заявляют, что значит должно быть много Вселенных, даже бесконечное их число. Это означает, что шансы, что случайно возникнет одна, благоприятная для существования жизни, значительно увеличиваются». Зачем тогда им нужен Бог, если есть бесконечное число Вселенных, что, кстати, не подтверждено никакими экспериментальными данными. Кроме того, даже если принять эту теорию бесконечного количества Вселенных, это тоже всего лишь отодвигает этот вопрос дальше, как и в случае с Юмом. Бесконечное количество вселенных делает вопрос их происхождения бесконечно более актуальным, чем вопрос происхождения одной Вселенной. Получаются следующие крайности. Жизнь или возникла из ничего или из бесконечного множества вселенных. Может все-таки сверхъестественный Создатель был бы более разумным объяснением, чем любой из этих вариантов? Во всяком случае, мне так кажется.

Конечно, известный атеист Ричард Доукинз, о котором я неоднократно упоминал, не согласился бы со всем этим. Несмотря на всю эту шумиху вокруг его книги «Иллюзия Бога», надо сказать, что его нападки на телеологический аргумент оказались довольно незрелыми. Одна мысль проходит через всю его книгу, повторяясь вновь и вновь: «а кто же тогда создал Бога?». Я процитирую: «Идея Бога как Творца не может быть использована для объяснения организованной сложности форм жизни, потому что любой бог, способный создать что-то, должен быть сам по себе достаточно сложно организованным, чтобы появилась необходимость в таком же объяснении существования его самого». Но он просто никак не может понять. У вечносущего Бога по определению не может быть другого творца, Он и есть Творец. Вселенная и все что в ней, напротив, нуждается в Творце. Скованный рамками натурализма, Доукинз не может понять качественную разницу между творением и Творцом. Картина нуждается в художнике, но Пикассо не нуждается в художнике. Обратите внимание, я сказал «в художнике» а не «в Творце», это большая разница.

В любом случае, суть в том что все, начиная от физиологического строения клеточных мембран до особенностей человеческого поведения, делает Бога гораздо более правдоподобным объяснением их функциональности, красоты и самого существования, чем любое другое объяснение, основанное на случайности, стечении частиц и сил, которые сами по себе нуждаются в какой-то причине за пределами их самих. Эта причина должна быть внешней по отношению к ним, и большей, чем они. Но что это еще логически может быть, кроме Бога? Кроме того, подумайте еще о следующем. Что, вероятнее всего, может быть не обусловлено какой-то причиной? Вселенная или Бог? Вполне логичный вопрос. Но это еще не все. У

У нас, людей, есть совесть – индикатор нравственности, и есть моральные качества, и иногда нелегко понять, каким образом понятие о том, что правильно и что неправильно могли появиться из сугубо аморальных вещей? Как могут сами по себе такие фундаментальные элементы материи как кварки, электроны, физические силы, сами по себе не имеющие морали, формировать формы жизни, наделенные сознанием и моральными качествами? Это настолько серьезная концептуальная проблема, что некоторые апологеты атеизма, такие как Гейл Маки даже пишут, что, я цитирую: «Моральные качества представляют собой столь тесный набор свойств и отношений, что вряд ли их причиной был естественный ход событий, без существования всемогущего Бога, Который их установил». Даже Маки – эволюционист, атеист, видел эту проблему, но в результате он пришел к отрицанию моральных качеств как таковых.   Но я не отрицаю существования морали. Я считаю, что есть абсолютный моральный закон. И откуда бы он мог появиться, если не от Бога?

Кроме того, если нет Бога, в таком случае возникает вопрос бессмысленности жизни перед лицом смерти. Если мы все будем уничтожены, и Вселенная будет уничтожена, и сознание исчезнет, какой тогда смысл этого всего? Зачем тогда эта жизнь? Если мы, в конце концов, просто исчезнем, и ничего вобще не останется, то все бессмысленно. Не так давно я читал про одного тридцатипятилетнего мужчину, который собираясь совершить самоубийство, написал предсмертную записку на тысячу девятьсот страниц. Главной мыслью всей этой его записки было то, что в жизни нет никакого смысла и никакой цели. И в итоге он таки совершил самоубийство! Он просто пришел к логическому выводу. Если Бога не было, и никакой конечной цели в жизни, тогда зачем продолжать жить? И он просто убил себя, потому что он не видел смысла ни в чем. Но задумайтесь над этим. У наших пальцев есть назначение, у уха есть назначение, также у сердца, у глаз – у всех этих органов и у всех вещей есть особое предназначение. Тогда как же в конечном итоге это все может прийти к абсолютной бесцельности? Это не соответствует здравому смыслу. Если Вселенная и все сознание в ней обречены на исчезновение, тогда в нашем существовании нет абсолютно никакого смысла, и оно низводится к нулю. Я хотел бы процитировать строку поэта Уистена Одена: «Нас не может спасти ничто возможное. Мы, обреченные на смерть, жаждем чуда». А чудо нуждается в Божестве.

Для тех, кто в верит в чудеса, и кто сам ощущал в своей жизни эти чудеса, доказательства существования Бога становятся ненужными. Это так же как с музыкой. Применять к ней логику, это все равно, что пытаться плоскогубцами исправить ошибку в компьютерной программе. Поэтому самое главное заключается в том, что помимо этих логических аргументов – откуда все произошло изначально, телеологического аргумента, морального аргумента, смысла жизни – у нас есть свидетельства воскресения Христа, есть пророчества, которые исполнялись, что уже само по себе приводит к Богу, как самому логичному объяснению. Эти пророчества в некоторых случаях меняли ход мировой истории. У нашей веры есть очень твердые основания. Очень веские причины верить. Мы не застрахованы от ошибок, но и что с того? Разве познание возможно без ошибок? Мне нравится следующая цитата: «Если мы даже не можем доказать состоятельность арифметики», писал физик Джон Полкинхорн, «то будет очень самонадеянно считать, что будет проще доказать существование Бога». Это нелегко, но возможно. Как я уже говорил, аргументы в пользу существования Бога намного более веские и разумные, чем аргументы против.

Клифф Голдстейн

Перевод с английского – Дмитрий Безручко

 

 

Новости

07 Mar В будущее с надеждой

В двадцать второй киевской общине Церкви Адвентистов Седьмого Дня с 7 по 20 января и с 4 по 17 февраля прошло два этапа социально-образовательной программы "В будущее с надеждой".

21 Nov В нашей общине прошла программа "Сохранение и восстановление зрения"

В нашей общине вновь прошла программа «Сохранение и восстановление зрения», которую проводит Сергей Гаврюк, специалист по здравоохранению благотворительного фонда «Краще життя». Слушатели прошли те...

10 Oct Праздник Жатвы и День Влияния

8 октября в нашей общине прошел праздник благодарения Богу за собранный урожай и социальная акция "День влияния"

12 Dec - 12 Dec

Афиша

View All Events
  • (044) 403-85-02
  • ул. Курская, 6, культурный центр УТОГ Киев 04071 Киевская область Украина
  • Посмотреть на карте
 Константин Садовник  
  Пастор 22-ой киевской общины  

Субботнее время

Sunset

Место: Киев, Украина

Начало: 15:53, 15/12/2017

Конец: 15:54, 16/12/2017